Эльбрус: Западная Вершина, 5642 м

от 

Широкое плато, размером с четыре футбольных поля, разделяло меня и Вершину высочайшей горы Европы, она возвышалась над плато ещё метров на восемь. Мои силы были на исходе, я знала, что не испытаю там ни восторга, ни счастья, ни чего-либо, что я думала, люди должны чувствовать, выходя на вершину. В последние перед вершиной мгновения я хотела одного, просто дойти… и вернуться вниз. У меня уже два часа раскалывалась голова, приближался полдень, а вышли мы в четыре часа ночи. Даже по ровному участку передвигалась я очень медленно, не могла не останавливаться через каждые 20 шагов, и думала только, ну когда же плато закончится. Но я всё-таки дошла до восьмиметрового пупыря и полезла наверх, я знала, что теперь-то уж я точно побываю на вершине Эльбруса, это знали и люди, спускающиеся мне навстречу. Они там уже были, а я ещё нет, но, широко мне улыбнувшись, они сказали: «Поздравляем»! И я ответила: «Поздравляю!»

Я никогда не занималась альпинизмом. И не собираюсь заниматься. Это я обещала папе ещё пять лет назад, когда второй раз в жизни поехала в горы. Не смотря на то, что категория традиционного маршрута на Эльбрус (с юга, через Приют 11) – 2а, гора пользуется гораздо большей популярностью у людей, которых можно бы было объединить словом путешественники-экстремалы. Спортсмены-альпинисты предпочитают в том же регионе горы пониже, но зато гораздо более интересные с точки зрения альпинистской техники.
На Эльбрусе же можно встретить людей совершенно противоположных: от преклонного возраста мужчин и женщин, снаряжение которых датируется 80-ми, а то и 70-ми годами до учредителей и директоров крупных московских компаний, у них – «кошки» последней модели и непременно – новенький ледоруб… на рюкзаке(!), но самый главный и неотъемлемый атрибут снаряжения – это флаг! Флаг компании, с которым они сфотографируются на вершине, а потом в огромной рамке повесят фотографию в кабинете своего офиса, чтобы быть в глазах подчинённых не только начальником, но и настоящим героем, и наблюдать замешательство посетителей, пока те пытаются вспомнить уроки географии в школе: где находится Эльбрус и что это такое.

Но основную массу жаждущих оказаться на вершине самой высокой горы Европы составляют иностранцы… Немцы, австрийцы, прибалты, испанцы, итальянцы, киприоты, корейцы, китайцы, японцы и даже непальцы!!! Все они платят огромные деньги российским турфирмам, получают за это гида, и толпами шествуют наверх… Причём среди буржуев тоже очень редко встречаются те, кто бы профессионально занимался «горовосходительством». По большей части – это неугомонные путешественники (у них же это модно), которым хватает здоровья не только изучать исторические достопримечательности крупнейших городов Европы и мира, но и поучаствовать в проектах типа «7summits».

Огромный спрос рождает беспорядочное предложение. Знание иностранного языка человеком, который хочет гордо называться «горным гидом», часто играет гораздо большее значение, чем его альпинистские навыки, которых может вообще-то и не быть, достаточно, чтобы у человека хватало физической подготовки подниматься на Эльбрус.

Эльбрус – это не альпинистская гора. Эльбрус – это, прежде всего бизнес, который кормит очень многих: здесь зарабатывают не только гиды и турфирмы, но и владельцы ратраков и приютов (чуть выше Приюта 11 построено семь хижин, каждая из которых готова принять до 15 человек). Эльбрус – это инфраструктура, которая распространяется до 4700м! Эльбрус – это более сотни людей, которые каждую ночь выходят только на восхождение! И ещё в два раза больше людей ночует на склонах Эльбруса и совершает каждый день акклиматизационные выходы! Вам известно, что на вершине горы альпинисты оставляют записку, которую снимает следующая группа и пишет соответственно новую. С некоторых вершин снимают записки 5,10,20летней давности. На Эльбрусе такого нет. На вершине Эльбруса часто находится несколько групп одновременно, и чтобы сфотографироваться, людям приходится просить друг друга подвинуться!

И, тем не менее, всё далеко не так просто. Каждый год Эльбрус собирает дань… человеческими жизнями. Восходители замерзают, сбиваются с пути в непогоду, падают, проваливаются в трещины, разбиваются о скалы. Горняшка – явление обычное – редко приводит к фатальным последствиям, ну поболит голова, стошнит, попрыгают зелёные человечки (лошади, летающие тарелки, варежки, юрты – ненужное зачеркнуть) перед глазами. Не страшно – внизу пройдёт. При мне на Приют с помощью спасателей был доставлен восходитель, у которого начался наверху отёк мозга, к счастью у него была начальная стадия, и достаточно срочно спустить человека вниз, чтобы остановить процесс.

Всё это мне было известно, и тем не менее я пошла. Удивительный факт, ведь выше по тексту я ещё не отметила ни одного положительного момента во всём этом мероприятии. И всё же…

Мои друзья, с которыми мы собирались совершить восхождение, не относились ни к одному из перечисленных выше типов восходителей. Они не иностранцы, не директора и не альпинисты. Но на вершине Эльбруса уже бывали с десяток раз. Это у них что ли традиция такая: «Каждый год, в июле месяце, мы с друзьями ходим на Эльбрус». На самом деле, конечно, не каждый, кто-то пропускает год, кто-то два, кто-то последний раз был на вершине лет семь назад. Зачем это им это надо, не знаю, за других говорить не буду, говорю за себя. А я собственно приехала поучаствовать в интереснейших акклиматизационных выходах (например на Ледовую Базу с ночёвкой или в Адыл-Су на «турьи озёра»), покататься на лыжах со скал Пастухова, и даже полазать по скалам мне удалось.

Вообщем, акклиматизация прошла успешно, но в решающий вечер перед заездом на Приют 11, я приняла решение… ИДТИ!
Мы вышли в четыре утра, в кошках, пуховиках, с фонариками на лбу. Дул ветер, но небо было чистое. Морозный воздух, фирн под ногами. Главное выбрать правильный темп, чтобы не сбивалось дыхание. И однообразные маленькие шаги, десятки, сотни, тысячи шажков. Вот и скалы Пастухова, 4700. Дальше «крутяк» до «косой». На «крутяке» мы встретили рассвет и посмотрели на тень Эльбруса. А потом бесконечная «косая» – траверс вокруг восточной вершины, который выводит на седловину. На самом деле это не траверс, это подъём, за два часа ходьбы каменная гряда на перегибе почти не приближается. Но я здесь уже шла три года назад, поэтому знаю коварство «косой», и в этот раз она меня не смогла сломить, я вышла на седловину (5300), с запасом сил идти дальше, было девять утра. Самым подготовленным спортсменам требуется шесть часов, чтобы подняться на Вершину от Приюта, путь до седловины занял у меня – пять. Пока я вполне укладывалась в темп среднестатистического восходителя.

Ветер не стихал, и, несмотря на то, что выглянуло солнце, я не сняла ни пуховку, ни две флиски под ней. Тропа от седловины имела дугообразную форму и уходила за скальный перегиб, от него, мне сказали, оставалось немного. Некоторые группы уже спускались вниз, покорители. По ту сторону седла открылся Ставропольский край, невысокие холмы и зелёнеющие поля. Это было необыкновенным, новым, завораживающе-живым, ведь вокруг был только снег, ветер, холод, да и за спиной остался лишь белоснежный Главный Кавказский хребет. Я смотрела на цветущее Ставрополье и меня сия картина не порадовала, не вызвала никаких эмоций. В тот момент я поняла: «Здравствуй, горняшка!». Начала раскалываться голова, потом идти я стала всё медленней и медленней, я останавливалась, падала на колени и не хотела вставать. Дальнейшие два часа были проведены в борьбе. В борьбе с собой. Сила воли победила. Поддерживали, как могли, товарищи.

Не буду описывать, как мне было плохо, но завтрак, на удивление, остался во мне:) Всё, что я теперь хотела – это дойти и спуститься обратно, вниз, на ту высоту, где голова пройдёт, залезть в тёплый спальник, а потом, совсем внизу – снять эту кучу одежды и принять душ… Я дошла до скальной перемычки. Мне обещали, что после неё останется совсем чуть-чуть. Где же Она? Ярко светило солнце, и дул ветер… Ещё один крутой подъём, узкая тропа. Где же Она? Началось выполаживание, и тропа стала шире… Ну где же Она? Склон уходил вверх и, не меняя своих очертаний, упирался в бирюзовое небо. Тропа ныряла за перегиб. Где же????? Пять шагов. Остановка. Три глубоких вдоха. Ещё пять шагов… И вдруг склон превратился в широкое плато, размером с четыре футбольных поля, а на противоположном его краю ещё метров на восемь вверх взлетала Вершина. Даже по ровному участку передвигалась я очень медленно, но всё-таки дошла до восьмиметрового пупыря и полезла наверх. Пять шагов. Остановка. Три глубоких вдоха. Последние пять шагов… И я стою на Западной Вершине Эльбруса, 5642м, на самой высокой Вершине в Европе… Я поднималась на неё восемь часов. А шла к ней пять лет.

 
Последнее обновление — 23 марта 2009 г. в 12:33
Рубрики — Горный экстрим, Фотки
Теги —
Новый год в Гималаях

Комментарии (6)

Мы тобой восхищаемся!!! Страшно подумать, что же ты будешь делать дальше?! :)

9 сентября 2008 г. в 02:30 | Ответить | Постоянная ссылка

:) )))))
Ничего необычного я не замышляю. Дело в том, что Эльбрус для меня – нечто большее чем просто гора, я очень долго смотрела на Него со стороны, проникаясь всё большим уважением и почтением перед силами природы, которые Он олицетворяет. Этим летом пришло время прикоснуться к Эльбрусу, почувствовать гору, поделиться с ней самым светлым и лушим, что есть у меня в душе. У меня это получилось и, ответив взаимностью, Он подарил мне ощущение, что я прикоснулась к вечности:)
А дальше… буду учить студентов в Первом Университете Питера, где начала работать с 1 сентября. (при этом несомненно лелея надежду принять у них все зачёты до Нового Года и свалить на Чегет на время оставшейся сессии и зимних студенческих каникул)

9 сентября 2008 г. в 20:47 | Ответить | Постоянная ссылка

Я другой такой бабы не знаю…

(встает на колени)

Ты лучшая :)

9 сентября 2008 г. в 21:54 | Ответить | Постоянная ссылка

Здорово! Молодец!!!

10 сентября 2008 г. в 12:54 | Ответить | Постоянная ссылка

Супер, завидую :)

15 сентября 2008 г. в 23:53 | Ответить | Постоянная ссылка

Даааа…. Мужчины…. Отсиживаем задницы по офисам… А в это время….

23 сентября 2008 г. в 21:48 | Ответить | Постоянная ссылка

Добавить комментарий