Приэльбрусье: как перезимовать лето…

от 

Подо мной лежали облака. Всё, что находилось под этой бесконечной ватой, было для меня другим измерением, там кто-то запивал домашним вином шашлыки в «Когутае», а ещё ниже кто-то зажигал свет в домах или, если по дороге домой застрял в пробке, зажигал фары машины… А я смотрела на солнце, которое в этот самый момент проваливалось за горизонт.

Однако чтобы не попасть в сумерки и не спускаться потом по заледеневшему склону, мне пора было встёгивать лыжи. Тень от западной скальной гряды наползала на склон. Последние группы, вышедшие на акклиматизационную прогулку до скал Пастухова, 4700 м, уже давно повернули вниз. Я осталась одна среди бесконечных снежных просторов, но знала, что их безмолвие и безразличие обманчиво, под тающим снежным покровом в ледниках притаились трещины, а склоны выше 4700 м были настолько круты, что без ледоруба остановить падение на них практически невозможно. Мне не было страшно, я не затевала никаких подвигов, я глубоко уважала гору, с которой в этот момент находилась наедине, и испытывала чувство огромного счастья от этого уединения. Было 20 июля 2007 года. Мы ночевали на Приюте 11, что на Эльбрусе.

Мы не планировали в этот раз восхождение на Вершину, но я не хотела сидеть без дела в фанерной хижине Приюта. Не найдя единомышленников, я надела горнолыжные ботинки, пристегнула лыжи к рюкзаку и зашагала вверх. Вверх всегда идти приятно, тяжеловато конечно, а по раскисшему снегу, превращающемуся на глазах в миллион ручейков ещё и мерзковато, но когда темп движения становится автоматическим, ноги привыкают к ощущению постоянного подъёма, а мозг смиряется с мыслью, что в горнолыжных ботинках можно не только кататься, но ещё и ходить, то наступает некое состояние медитации. Это то незнакомое нам, жителям больших городов, состояние, когда мысли пусты, а сознание прозрачно, как воздух над самой высокой вершиной Европы. В тот момент, когда ни о чём не думается, нужно просто слушать не нарушаемую внешними раздражителями тишину бесконечных просторов. Просторов, которые не измеряются кварталами или проспектами по горизонтали и многоэтажными домами по вертикали, а на взгляд с трудом измеряются даже километрами. Поэт бы сказал, что время остановилось, но это не так, просто и время перестало измеряться навязанными нам когда-то и зачем-то категориями. Городская суета в постоянном стремлении куда-то успеть и напряжённое ожидание в незыблемой иллюзии, что чего-то дождёшься, остаются внизу, им не место там, где человек соприкасается с вечностью. И когда мы спустимся вниз в царство суеты и бесполезного ожидания, кусочек этой вечности останется в нас, чтобы мы смогли улыбнуться тому, что раньше вызывало раздражение, чтобы радоваться тому, что раньше просто не замечалось, чтобы всё успевать, никуда не торопясь, чтобы начать жить, а не переживать…

Каким бы завораживающим ни было сие уединение с вечностью, но пора было спускаться. Лыжи зашуршали по склону. Горизонт окрасился в оранжевые оттенки. Как будто из небытия выглядывали верхушки Ушбы, Донгуза и других четырёхтысячников, а всё, что ниже, укуталось в ватное покрывало. В ущелье, наверное, шёл дождь, а мне ещё улыбалось солнце, и подо мной лежали облака…

Надо признать, что если зимой Приэльбрусье – это, главным образом, Чегет, то летом Приэльбрусье – это Эльбрус.

Для горнолыжников Чегет летом это:

1. Уговорить друзей, не катающихся на Чегете зимой, просто сходить поесть с вами пирожки.

2. С тем, кто в курсе, завести «разговор» на канатке (чаще перекрикивание между креслами): «А помнишь, как зимой мы с тобой вон там ехали (падали, теряли лыжи, теряли голову, не туда свернули, встретили того-то, катались с тем-то и т.д.).»

3. Уйти траверсом на «юга», что значит пройти по тропе через заросли цветущих рододендронов, перепрыгивая ручейки, которые стекают с Балды в речку.

4. Найти маленький снежник на склоне и устроить там «учения с бипером» (перед этим обязательно употребить в «Пирожках»).

5. В подробностях рассказать остальным как именно выглядит это место зимой, и как здесь каталось в разные заезды.

6. Подобные места находить за каждым поворотом.

7. Искупаться в озере Донгуз-Орун, где вода изумительная, голубая и прозрачная, только что стаявшая с вечных ледников… Градусов 10 (в самых мелких местах).

8. На обратном пути «разведать новую дорогу» вдоль речки, которая летом абсолютно непроходима, лезть в итоге тупо наверх по пояс в траве.

9. Выйти на тракторную дорогу слишком низко от верхней станции канатной дороги и заставить всех спускаться пешком.

10. По дороге не забывать обсуждать особенности рельефа.

11. Когда счастье (поляна, шашлыки и коньяк) будет совсем близко, заставить всех ещё чуть-чуть подождать, потому что вам обязательно надо отойти в сторону к сгоревшему дереву, чтобы провести важное горнолыжное исследование «сгоревшее дерево и девятая доска».

А если серьёзно, летом на Чегет ходишь с грустью, накатывают воспоминания, хочется закрыть глаза и представить, что вокруг снег. Открываешь – а вокруг рододендроны. Для акклиматизации много групп ходит на Балду, в этом нет ничего сложного, но когда смотришь сверху на Северный цирк, скалистый, осыпной, а ниже – в траве и цветах, становится ещё грустнее.

На Эльбрусе всё по-другому.

Покатушки на Эльбрусе

Не сложно догадаться, что снег на Эльбрусе по-летнему мокрый. Но кататься теоретически можно до «Мира».

Выше он незаметно переходит в жёсткий фирн и крутизна склона ближе к Скалам Пастухова (4700 м) резко увеличивается. На мой взгляд, катание летом на Эльбрусе оправдано в двух случаях. Во-первых, по полной отрываются фристайлеры. Им много снега не надо, зато трамплины, перила и остальные прибамбасы в районе Гара-Баши (3850 м) построены в изобилии. Обычно этим занимаются в конце июня организаторы летнего лагеря Elbrus Summer Camp. Лагерь проходит в начале июля, но потом трамплины и перила остаются. Так что любителям поджиббить – велкам.

Во-вторых, если здоровья много, альпинисты берут с собой лыжи при восхождении, ибо вниз топать ножками не в кайф. Таких с каждым годом становится всё больше и больше. У меня здоровья хватило дотащить только до Скал Пастухова, правда делала я это несколько раз.

Встречаются отдельные экземпляры, которые просто катаются. Либо под канаткой от Гара Баши до Мира, либо от Приюта 11, до которого поднимаются на ратраке. Однако креселку на Эльбрусе включают когда попало и нет никакой гарантии, будет она работать или нет.

Чаще всего она не работает именно из-за плохой погоды, а иногда и просто так. Был случай, когда к одиннадцати утра при идеальной погоде у креселки собралась приличная толпа, большую часть которой составляли иностранцы-альпинисты (их на Эльбрусе летом бывает больше всего), а канатчики сидели в своей будке и играли в карты. В другой раз канатку включали и выключали за день раз пять, погода была переменчивая. Наверху Эльбрус был весь в облаках, от Гара Баши и ниже видимость была отличная, но начиналась гроза!!! Некоторое время мы катались с бугеля, который был установлен от Гара Баши и почему-то работал в такую погоду, но когда от металлического шнура стало слегка бить током, мы поняли, что пора валить. Когда мы спустились до Мира и посмотрели вокруг, то оказались как будто между трёх миров: наверху всё было белым, и Эльбрус до сих пор не был виден; над Баксанским ущельем, уплывая вдаль, висели грозные громовые тучи, в которых периодически мелькали молнии, а из-за хребта, со стороны Чёрного моря, на нас радостно смотрело и улыбалось солнечными лучами голубое небо…

— Не жалеешь? — такой вопрос был задан мне по возвращении с попытки штурма западной вершины Эльбруса (5642 м) в 2005 году.

Жалеть можно тогда, когда из двух вариантов ты, по-видимому, выбрал не тот. У меня вариантов не было — на седловине я повернула назад, вниз, я не хочу называть это словом «сдалась», это был голос рассудка, из которого горняшка ещё не выжила окончательно здравый смысл.

Я сижу в так называемой «хижине Шувалова» на высоте 4200 м. Погода стоит отличная, поэтому в любимом термобелье, двух толстых флисках, пуховой куртке, тёплых штанах и флисовой шапочке я чувствую себя вполне комфортно, согревая руки о кружку с горячим чаем. И это внутри хижины, но наружу мне пока не надо, «умывальник» не работает, так как, прихваченные морозцем, вечные ледники Эльбруса таять перестали, и соответственно тонкая струйка ледяной воды больше не вытекает из прикрепленной на обрыве скал трубы. Да, это и есть умывальник, он работает по расписанию, утвержденному природой — с 11 утра до 8 вечера. Кто не успеет запастись водой, между прочим, экологически чистой, на ночь — тому придётся ждать утра, кстати, без воды спать на такой высоте достаточно проблематично — в середине ночи просыпаешься, судорожно хватая ртом воздух, и только глоток воды даёт дыханию нормализоваться, а организму продолжить некрепкий сон в тёплом спальнике и с будильником, поставленным на два часа ночи, потому что восхождение надо начинать как самое позднее в три. То, что в обычной жизни характеризуется словом уборная, здесь приравнивается к жизненному афоризму — поделись бумажкою своей, и она ещё не раз к тебе вернётся. Туалет, так же как и умывальник, тоже находится на обрыве, восходящие потоки воздуха так сифонят в проделанную для естественных нужд дыру, что выкинуть туда использованный продукт бумажной фабрики можно даже и не пытаться, всё равно он окажется под крышей…

Мы пытаемся уместиться за вытянутым столом вместе с заехавшей группой немцев и белорусов, вчера было просторнее, на всю хижину — три отдельные отсека с двухэтажными нарами и общее помещение с двумя столами и плитой в углу — вчера были только мы впятером. Но это всё бытовые мелочи.

На три дня я ушла в зону вечных снегов, чтобы урвать кусочек никогда не прогревающегося воздуха, никогда не тающего снега, где по бескрайнему белому склону, скрывающему свои неисчерпаемые тайны за очередным перегибом, люди ходят только по строго определённому маршруту, отмеченному вешками, потому что, сворачивая с него, начинаешь играть с жизнью в теорию вероятности, ставя на кон – жизнь… Снимать одежду стараешься как можно в меньшем количестве и как можно реже, а пьёшь исключительно виски или Прасковейский три звёздочки и то, только для того, чтобы крепче и теплее спалось, чтобы теплее шлось или ставишь 50 грамм на подоконник, чтобы Бог Мабука не обломал вас всех с погодой. Все земные, в смысле равнинные, проблемы оставлены там – на нуле метров над уровнем моря, их больше не существует… Когда стемнело, я вышла из хижины послушать безмолвие ночных звёзд, освещающих пятитысячные белые вершины Эльбруса. Светила полная луна, они были хорошо видны и манили. В том раз я не дошла, но об этом не жалею, дойду, когда буду готова.

Когда мы вернулись в хижину после неудавшегося восхождения, меня спросили: «Ты бы наверное сейчас хотела оказаться на берегу тёплого Чёрного моря», я, натягивая воротник повыше и интенсивнее потирая коченеющие руки о чашку с горячим чаем, совершенно искренне ответила: «Нет, мне абсолютно импонирует именно это место и это время, что мне не хочется никуда и ничего». Вот они редкие минуты гармонии, которую многие не умеют разглядеть в своей жизни. I was in the right place at the perfect time+

Эльбрус был тогда приветливым и солнечным, однако он может быть совсем другим. Если Бог Эльбруса Мабука рассердится или решит кого-то наказать, то вы не увидите ни солнца, ни склонов, ничего+ Закрыв глаза, я иногда вспоминаю, как приходилось бороться не только с высотой и со склоном, но и с ветром, как хотелось разглядеть хоть что-нибудь в этом беспросветном тумане, хоть какой-нибудь признак жизни, намёк на то, что там есть мир, откуда ты пришёл и куда обязательно вернёшься. Здесь не задаёшь себе глупых вопросов: «Зачем?», здесь не знаешь, сколько осталось сил, и кажется, дойдя до определённого места и получив команду на спуск, что выше подняться уже бы не смог. На самом же деле ты не знаешь, где в тебе эта грань, когда ты бы действительно не смог, и наверное лучше этого и не знать.

А потом непослушными в рукавицах руками ты ослабляешь ремни на кошках, освобождаешь от них ботинки, которые вщёлкиваешь в лыжи и начинаешь спуск, в такой же кромешной белизне, белом безмолвии, от вешки до вешки, только бы не сбиться с пути. Как по волшебству из видимости исчезают и появляются вновь из тумана люди, и вдруг появляется хижина, где можно снять рукавицы и перчатки, куртку, открыть лицо, сесть за стол и попить горячего чая+ Такие простые вещи, как горячий чай и возможность снять горнолыжный ботинок в тёплом помещении, приносят столько простого удовольствия, которое мы разучились понимать в больших городах. А отогревшись, снова хочется выйти на завывающий ветер и захлёстывающий снег, чтобы вновь очутиться в звенящий тишине наедине с миром, почувствовать его, мир, и только после этого почувствовать себя как неотъемлемую частицу этого мира.

За этими ощущениями хочется возвращаться снова и снова, хочется испытать эти эмоции, узнать что-то новое не снаружи, ведь снаружи всё остаётся по-прежнему, а внутри себя, где ещё столько непознанного+ Вот поэтому когда наступает самый жаркий месяц года — июль, когда люди больших городов кидают свои купальники и сарафаны в чемоданы и забитыми до отказа поездами и самолётами несутся к золотому песку и палящему солнцу, о которых они целый год мечтали, сидя в душных офисах и кляня осеннюю слякоть, зимние холода или капризы весны, я пакую свой рюкзак и вот уже шестой год подряд уезжаю в заснеженные горы, чтобы перезимовать лето в Приэльбрусье… Зачем?

ЗАчем я еду в Приэльбрусье? ЗА белоснежными шапками Эльбруса, если надоели серые крыши питерских домов, ЗА весело шумящим Баксаном, если мне надоела одетая в молчаливый гранит равнодушная Нева, ЗА маленьким номером на турбазе с частым отсутствием горячей воды, если мне надоела городская квартира с частым отсутствием домашнего тепла, ЗА вечерними песнями под гитару в чьём-нибудь номере, если мне надоела каждодневная попса по телевизору, ЗА+ за душой, если ее перестала чувствовать+

 
Последнее обновление — 24 марта 2009 г. в 21:40
Рубрики — Горный экстрим, Фотки
Теги — ,

Комментарии (11)

Олечка, я почти расплакалась когда читала!
взгляд на то же самое, любимое – но с другой стороны. Спасибо тебе за это!
надеюсь следующим летом я сама увижу восход на Эльбрусе и узнаю какой он, летний снег приэльбрусья под кантами!)

да-а, Чегет летом это нечто. он.. зеленый!!!!)

30 мая 2008 г. в 15:24 | Ответить | Постоянная ссылка

Спасибо, хоть так на летний Чегет посмотреть. А то х.з., когда сами соберемся.
Слушай, Блондинка со знанием языка (с большой буквы, заметь ;) ), ты вообще работаешь когда нибудь?

30 мая 2008 г. в 18:05 | Ответить | Постоянная ссылка

Фотки супер! Нужно обязательно выбраться летом…

30 мая 2008 г. в 23:56 | Ответить | Постоянная ссылка

Классный пост! Сразу в горы захотелось… Хельга, так держать! :-) Фотки клёвые, особенно если в PicLens на полном экране просматривать :)

1 июня 2008 г. в 15:59 | Ответить | Постоянная ссылка

Пост был длиннее, но впечатления от восхождения автоматически обрезались. Но окончание я всё-таки приведу здесь:

…когда наступает самый жаркий месяц года – июль, когда люди больших городов кидают свои купальники и сарафаны в чемоданы и забитыми до отказа поездами и самолётами несутся к золотому песку и палящему солнцу, о которых они целый год мечтали, сидя в душных офисах и кляня осеннюю слякоть, зимние холода или капризы весны, я пакую свой рюкзак и вот уже шестой год подряд уезжаю в заснеженные горы, чтобы перезимовать лето в Приэльбрусье… Зачем?
ЗАчем я еду в Приэльбрусье? ЗА белоснежными шапками Эльбруса, если надоели серые крыши питерских домов, ЗА весело шумящим Баксаном, если мне надоела одетая в молчаливый гранит равнодушная Нева, ЗА маленьким номером на турбазе с частым отсутствием горячей воды, если мне надоела городская квартира с частым отсутствием домашнего тепла, ЗА вечерними песнями под гитару в чьём-нибудь номере, если мне надоела каждодневная попса по телевизору, ЗА… за душой, если ее перестала чувствовать…

2 июня 2008 г. в 00:22 | Ответить | Постоянная ссылка

to Helga: это весь остаток? Могу ли я его добавить к статье?

2 июня 2008 г. в 09:30 | Ответить | Постоянная ссылка

to delta: Не совсем. Остальное могу прислать на почту. Добавь, если сочтёшь нужным:)

2 июня 2008 г. в 16:01 | Ответить | Постоянная ссылка

Жду письма… дождался -> добавил! =)

2 июня 2008 г. в 16:42 | Ответить | Постоянная ссылка

Скажите плз, стоит ли ехать на эль в 15х числах августа чтобы покататься на доске.

4 августа 2008 г. в 16:21 | Ответить | Постоянная ссылка

Я так понимаю, что Хельга там сейчас, только как с ней связаться – х.з. Вроде скоро должна вернуться. Отпишет по приезду.

4 августа 2008 г. в 22:33 | Ответить | Постоянная ссылка

to Алексей: НЕ стоит! все тает со страшной скоростью. на Эльбрусе уже реки текут от скал Пастухова, а это 4700м!!!! Крайний раз спустилась на лыжах в 20х числах июля с Приюта до Бочек. Никакого удовольствия. А сейчас все еще хуже. Позавчера ночевала на Приюте, лыжи уже брать не стала, Бесполезно. Мда, похоже, сезон закрыт:)))))))

6 августа 2008 г. в 14:18 | Ответить | Постоянная ссылка

Добавить комментарий