Великий Майский поход (Чегет весной, многа букоф).

от 

Поддавшись на многолетние уговоры Виталика, я возжелал оттестировать майский Чегет. Виталик обещал катание, скитур в Адыр Су, поход на Когутай и много еще чего.

В связи с обширной программой надо было зарезервировать под поездку две недели. Несмотря на праздники, сбежать с работы на такой срок было немыслимо. Я вопрос даже не поднимал. И вдруг за день до поездки жернова судьбы провернулись и невозможное стало реальным. Я еле успел купить камуса и трекинговые ботинки и приготовился к старту по накатанной схеме через Воронеж. В день отъезда (25 апреля) все было против: я потерял ключи от машины, попал в аварию (не по своей вине), поссорился с женой и т.д. Все, что могло случиться плохого – случилось за это короткое утро. Но, несмотря на это, я поехал, сочтя эти неприятности закономерной платой за предстоящий кайф, и понадеявшись, что расплатился сполна. Зря, как выяснилось.

Ночевать у Виталика не стали, доехали до его деревни (что бы на следующий день поменьше ехать), там и заночевали. Там же посмотрел на легендарных персонажей его рассказов: Обещалкина, Некрасыча (который чаек бычками кормил). Оч-ч-чень колоритный типаж :)

Ключи от своего дома Виталик забыл (вместе с продуктами для похода и Адыр-Су), заночевали в доме Коли. Вообще, на редкость непринужденная атмосфера в деревне. Просто пронизано все духом коллективизма. Одна большая семья. Хочется вернуться, правда, захватив мешок гепатопротекторов.

Утром поднялись часов в шесть и погнали дальше. Все было безоблачно до Ростовской области. Там, чуть не доезжая до Ростова, нас остановили гайцы. Начали разводить, как обычно, за нарушение, совершенное километров 20 назад. Несмотря на подробный инструктаж Виталика, я повел себя как последний лох. Все перипетии пересказывать не стану, по-итогу выяснилось, что в дополнении ко всему у меня нет ОСАГи. Мистика: помню, что уже забыл ее в прошлую поездку и специально возвращался за ней домой. Пакет от нее лежит, а самого бланка нет. Отдал денег, прокрались в Аксай, нашли работающий автосалон  (воскресенье), купили новый полис. Виталику я пожизненно разрешил звать себя лошарой, чем он с удовольствием регулярно  пользовался следующие две недели. Поели у «Щукаря», поехали дальше. Следующим препятствием стал пост в Цукеровой балке. Много раз слышал об их зверствах, но сам под раздачу попал впервые. Проверяли все: карманы, сумки, бардачок, даже яйца прощупали (хорошо, хоть, через штаны). Что искали – не знаю, но три раза уточнили, лыжники мы, или сноубордисты. Осталось ощущение, что лыжники им нравятся больше. Ясно? Даже милиционеры понимают, кто круче! :)

Оставшаяся дорога никаких приключений не принесла и в 22-00 мы финишировали на поляне. На головы нам падал снег! Встретились с воронежскими: Коля (врач), Саша (команьон Виталика), Руслан (Фольксваген Воронеж), Серега (очень любит скорость).

Дальше тоже все по графику: «Эссен» по 500 р., «Нарат» (Дипурпле был закрыт), «Прасковейский», головная боль и тошнота на утро. Здравствуй, Чегет!

Вопреки моим опасениям выкат был хоть и коричневат, но проездной. Несмотря на общую телесную слабость в первый день мы прошли по Югам (в озеро не пошли, вышли на наддув), катнулись по центру, сгоняли в Мечту. Везде до низу в лыжах, везде по снегу (В Мечте по льду). Пешком пришлось пройти по дороге с речки, метров 100. Снежок мокрый, плотный, но с парафином катится отлично. Получили удовольствие. Мечта только была напрочь ледяная и соскоблился я с нее боком, без поворотов. Зато быстро. Нам понты ни к чему, здоровье важнее.

На следующий день пошли тестировать Эльбрус. Первая очередь – французская, без очереди, вторая – маятник, постояли минут 30-40, уехали на 4 вагончике. Наверху встретили Эдика Бушуева (Черного пьющего лыжника), он по-братски взялся нас катнуть чуть в стороне от трассы. Трещины на леднике заметно просели и мы решили не рисковать с дальними походами. Поднялись на ратраке и прошлись до Кругозора справа, поднялись еще раз и катнулись с Мира вниз, прошли через Слоновьи зады, попрыгали с наддувов. Когда я вылетел с кикера жопой вперед, Эдик сказал, что у меня «сердце Гагарина». Даже внизу камней было немного, все очень пристойно.

Ессно, отметили это дело. Вечером Виталик, придя домой, снял штаны так, что молния осталась целиком вырванной. Впоследствии он таких ошибок не совершал и до конца поездки, выпив, ложился спать в штанах.

Дальше программу помню плохо, все смешалось. Отложилось, что на третий день я взбунтовался. Зрелище пустой поляны реально действовало на психику. Обитало на Чегете две компании: наша воронежская и другая. Одному из участников другой компании Саня в прошлом году рихтанул клюв и они нас не любили.  Больше не было никого. То есть вообще. Днем еще появлялись какие-то люди, но мало. И я затосковал. Заявил Виталику о неполном его служебном соответствии, обвинил в циничном обмане и кидалове, и потребовал эвакуации домой, к людям. Был, ессно, назван лошарой и послан. Но в качестве компромисса мне предложили прогулку в Юсенги – соседнее ущелье, из которого есть тропа на Когутаи. Доехали на такси, нашли тропу, пошли. Метров через 300 набрели на сторожевую вышку погранцов и предупреждающие плакаты. Пошумели там, никто к нам не вышел. Ну мы и двинули дальше.

Еще метров через 100 краем глаза заметили какую-то леску вдоль тропы. К деревьям она крепилась конструкцией, очень похожей на гранатный запал с кольцом. Мы поначалу обосрались – решили, что забрели на растяжки. Оказалось – просто проволока. Вскоре она перегородила тропу. Намек был понятен и мы повернули обратно. Навстречу нам уже двигался пограничный наряд, подлетевший на уазике. Проволока оказалась сигнализацией. Приняли нас очень корректно, расспросили кто, зачем, похвалили, что не пошли дальше – «Неохота было за вами по ущелью гнаться». Дали телефон на будущее, посоветовали озаботиться пропусками. Вежливые ребята, отлично экипированы. Могу заверить – граница на замке.

В промежутках нашу сугубо мужскую компанию спасал только алкоголь. На четвертый день забытья на Чегете стали появляться люди. Поначалу смотрелись как мираж, но ближе к 1 числу Чегет стал выглядеть таким, каким я привык его видеть – шумным, людным, красочным. Открылся даже нижний бар. Но печень этого уже не тянула. Поэтому волевым решением пьянству был дан бой и третьего мая мы прицепили к рюкзакам лыжи и двинули в Адыр-Су. Подбросил нас Леха Кузнецов – неофит Чегета, отличный парень из Воронежа. В первый же день на Югах вылетел на камни, рассадил колено, но не сдался, катался, ходил, залез даже на скалы Пастухова. Мне кажется, ему Чегет понравился и нас станет больше   J    Машине его отдельный респект. Ауди А6, туда поместились мы втроем, наши рюкзаки и лыжи.

И вот мы на въезде в Адыр-Су. Остатки древних городищ, циклопический подъемник рядом… Влезли на платформу, поднялись.

Поздоровались с Шамилем – смотрителем подъемника и стражем ворот в затерянный мир. Настала пора примерить рюкзак. Последний мой опыт такого рода относился к 1984 году и с тех пор здоровья у меня явно не добавилось. Леха с Виталиком взвалили на меня мешок с лыжами и едой, ножки задрожали. Но деваться некуда – пошли. Метров через 300 пограничный пост, шлагбаум. Зарегистрировались и вышли на дорогу. Виталик бегал вокруг и рассказывал анекдоты. Поначалу я шел и даже разговаривал. Потом  шел и молчал. Потом просто молчал. Попробовали подрегулировать рюкзак. Помогло ненадолго – эта сволочь лежала на моей жопе и никуда деваться не хотела. Идти приходилось согнувшись под углом градусов в 60. Хватило меня километра на два. Дальше идти я отказался. Виталик попоил меня чаем и предложил махнуться ношей. Попробовали. Через 10 минут Виталик перестал разговаривать, еще через 10 минут изрек: «Что-то мне веселиться расхотелось». Но обратно меняться не предложил. Так силы уравнялись и мы в рабочем темпе поползли дальше.

Дорога очень живописная, на всем протяжении попадаются следы цивилизации: от древних фундаментов до советских мостов. Языки лавин и ручьи, памятные таблички, птицы, бабочки. В общем, скучать не приходилось.

Ближе к концу вышли на язык гигантской лавины. Зрелище жутковатое – по краям языка в хлам измочаленные сосны, щепки, бревна. И гордое здание бугельного подъемника. Даже в этих диких местах при совке отважные люди катались на лыжах. Бугель, судя по всему, уходил прямо в лавинный очаг. Тут же домик гидроэлектростанции, тоже заваленный обломками сосен.

Километром дальше нам открылась долина, у начала которой расположилась станция МЧС, где дежурил знакомый Виталика – Сергей Барабанов с женой Сашкой. Зашли, отметились, пригласили вечером посидеть. Следом увидели детский лагерь. Почему-то пожалел детей. Дальше селевый язык, который уничтожил старый альплагерь. Тут я последний раз попытался умереть, но Виталик опять обозвал лошарой и не разрешил.  Еще километр – и мы у ворот лагеря УлуТау. Там мне выдали бутылку Балтики №3 – поверьте, вкуснее пива я не пил никогда. Прошли 12 километров, набрали метров 600 высоты. Потратили 4 часа.

Народу в лагере негусто: пара десятков буржуев, да четыре человека персонала: техник Рашка, егерь Ибрагим, повариха Лена и манагер Нина. Поселились в инструкторском домике в двухместном номере с отоплением и душем с сортиром в коридоре. Еда была только для буржуев (нас не планировали), поужинали с помощью газовой горелки, раздавили 0,5. Стали готовить лыжи к завтрашнему походу. Вокруг столпились австрийцы с криками: «Хэви!». Наши снаряды были раза в два тяжелее чем их скитур. Уважительно щелкали языком и похлопывали по плечу. В глазах читалось недоумение пополам с уважением.

Вечером пришли Барабанов с Сашкой: он сам из Тырнауза и смотрится в тех интерьерах вполне органично – сухой альпенюга без возраста. А вот Сашка – дочь действующего дипломата, посла где-то там. Больше десяти лет прожила в Германии. Короче, столичная штучка. А вот залипла на Кавказе, группы водит, сидит в глуши – и ей нравится! Очень запомнились изумленные глаза буржуя, который бросил уже тщетные попытки пообщаться с нами на обрывочном английском и нашедший себе собеседника на родном немецком в Сашкином лице. Славно посидели, попили водочки, лакирнули пивком. Кое-как остановили Сашкино словоизвержение (все-таки скучает) и пошли спать.

Утром подъем в 6, в пол-седьмого на маршруте. Без завтрака и чая. Через 15 минут понял, что натираю ноги. Остановились, уже были мозоли, заклеил пластырем – советского не было, лепил буржуйский, уже понимая, что остаюсь без ножек. Дальше было как вчера: Виталик с огромным рюкзаком бежал впереди, я с маленьким катальным полз сзади. Казалось, подъем никогда не закончится, несмотря на ясное небо и солнце было холодно, на снегу был наст, который держал даже ботинок без лыжи, так что грех жаловаться, тропить ничего не надо было, шли как по асфальту. В какой-то момент понял, что кончается бензин. Виталик обзываться не стал, дал посидеть и съесть шоколадку.

Пока отдыхали, навстречу спустились четверо альпинистов из Москвы, два дня жили в хижине – цели нашего похода. Среди них была девушка и когда мы собрались дальше, она без приглашения упала к моим ногам, настроила мне крепления (такое, видимо, у меня было лицо) и мы пошли дальше. Воспоминание об этом поддерживало меня какое-то время. Но ближе к 3 тысячам силы стали кончаться совсем. Вроде и дышать есть чем, и чувствую себя нормально, а ногу поднять не могу. Закрываешь глаза – тут же начинает вести в сторону, что бы лечь. Вообще все восхождение было историей человеческой немощи. Сразу на старте – стертые ноги, потом правое бедро заболело, потом левое колено, потом правое… В итоге пришлось перейти на режим: тридцать шагов, тридцать секунд отдыха. Как на Эвересте, блин. Виталик вблизи уже не появлялся, маячил где-то впереди.

Мыслей уже никаких в голове, даже на причитания: «И на кой ты, старый дурак, в это ввязался» – сил не осталось. Когда зашли под каменный лоб, на котором стояла хижина, Виталик опережал меня уже метров на 400. Оставалось пройти километра полтора-два с набором метров 100-150. Тут Виталик встал. Я думал, грешным делом, что этот благородный человек добежит до цели, и вернется за моим рюкзаком,   J  а он залег в снег и не двигался. Потом подумал, что он решил меня подождать. Когда я через час добрался до него, оказалось, что ему похеровело, мотор засбоил. На предложение вернуться он сказал, что в эту хижину на праздники детей водят и хорошо же мы будем перед буржуями выглядеть, если не сдюжим. Короче, поднялись, полезли дальше. Еще минут тридцать, и мы у цели.

Вот она – Мистийская хижина. Железный ящик на тросах, обитый изнутри железом. Внутри тамбурочек, комната с нарами на 12 человек, столик, два окна, на вершину и в долину.

Изначально в наши планы входило дойти до хижины, бросить вещи, сделать спуск по шикарному полю, подняться еще раз и заночевать. На следующий день подняться повыше и забубенить красивейший спуск на зависть всем фрирайдерам. Как выяснилось, мы здорово переоценили свои силы. Да и природа подкорректировала наши планы.

В общем, вместо того, что бы гулять по окрестностям и делать снимки, мы пожрали, выпили коньячку и выпали в осадок. Забились в мешки и отрубились до вечера. Виталик настоял на том, что бы взять с собой домашние тапочки – не представляете, как я был ему благодарен, когда снял носки и отодрал пластырь. Следующие сутки я провел в тапочках. На пальцы ног одел носки и перчатки, а пятки, как выяснилось, не мерзнут.

Вечером, очнувшись, натопили снежку, приготовили доширак, допили коньячок, поговорили. В сумерках любоваться окрестностями было не с руки, поэтому досуг наш был скудным, сидели, глядели в окно. Гулять по улице в тапочках не хотелось. Стемнело, решили ложиться спать. Вдруг шуршание. Вскочили, включили петцель – никого. Легли. Опять звук, опять подорвались – никого. Блин, думаю, с крысами ночевать, что ли придется? Р-р-р-р-аз, кто-то потащил банку по полу. Врубаем свет, а это оказались ласки. Две, одна белая, другая с серой спинкой. И вот странно, занимались они тем же, что и крысы – потрошили мусор – но отвращения к ним нет совершенно (как с крысами происходит). Наоборот, радовались, что не одни мы здесь. Зверьки ничего не боятся, свет, вспышки фотоаппарата – по-фигу. Видимо давно живут и никто их не трогает. Потом нам надоело глазеть, стали засыпать. Пришла ночь…  А с ней глюки.

Ночь поднялся ветер, железо начало издавать совершенно жуткие звуки, от собачьего воя до шагов по крыше. Мне сразу вспомнился рассказ детский про Мишку и его друзей, когда у них ворона на крыше желуди клевала. Виталик стал проситься лечь поближе, «что бы чувствовать, что ты рядом».  У меня сил боятся просто не было. Потом, сквозь сон чувствую – толкается кто-то. Поднимаю голову – между нами пытается собака втиснуться.  Я подскакиваю, ору: «Собака!». Виталик подлетает – «Где?!». Я пытаюсь фонарь нащупать, собака тем временем отскакивает и стоит у Виталика в ногах, о чем я ему и сообщаю. Тот пытается выскочить из застегнутого мешка прямо через стенку. Наконец фонарь найден, свет, обыск помещения – никого. Обложив меня матюками, Виталик пытается снова заснуть. Но не тут то было. Ветер становится все сильнее, домик начинает ощутимо подрагивать. Вспомнились «Изумрудный город» и девочка Элли. Только она-то улетела в волшебную страну, а нам прямая дорога в Сванетию. В общем ветер гудит, домик прыгает, внизу ласки гремят посудой… Кое как успокаиваемся, задремали. Тут меня пробивает по маленькому. Слезаю с нар, пытаюсь вылезти из хижины – не тут-то было, нас засыпало снегом снаружи. Спросонья начинаю метаться в панике, долбиться в дверь – под себя ходить не хочется. Не знаю, чем закончилось бы, но Виталик, которому надоел производимый мной грохот, посоветовал использовать бутылочку. После этого я упал и заснул как убитый.
 
Проснулись с рассветом. За полузаваленным окном, где вчера сверкало белизной, непрозрачное желтое марево, словно облили все из моей ночной бутылочки. Решили позавтракать. Каюсь, пришлось нарушить основную заповедь горнолыжника. Ели желтый снет. Другого просто не было. Ветер принес из Ирака песок и засыпал вокруг все.

Посидели час, другой, ничего не меняется. Покричали в рацию МЧС – узнать прогноз – тишина. Стали считать наличную еду, поняли, что можем сегодня и не уйти. Из пяток течет лимфа, но воспаления вроде нет. Можем ждать. Но, подумав, решили, что еще одна такая ночь нам нафиг не нужна, решили уходить. Если погоды не будет, пойдем пешком, в связке, видимость метров 10. Странное ощущение, вроде знаешь, что люди рядом, но понимаешь, что со стихией ты один на один.

Ближе к обеду стали появляться просветы, метель затихала минут на 15, появлялись ориентиры, потом опять налетал заряд. Отогнули верх двери, выпихнули Виталика в щелку вместе с лопатой, он почистил дверь.

Сели ждать. Тем временем буря прошла над нами, окно в долину осталось желтым, окно на гору стало белым. Наступило очередное затишье – залепили мои ноги пластырем по мясу, впихнули их в ботинки и ломанулись домой. Напоминаю, что лезли мы туда за зачетным спуском. Так вот, не вышло. Снега не было, вокруг пустыня, барханы.

Что бы ехать даже под гору, приходилось толкаться палками. Так, полускользя, полупешком, добрались до низа, там теплее и поэтому прошел желтый дождь. По желтой воде коньковым ходом мы добрались до лагеря. Встречали нас все. На радостях Виталик заговорил по-английски: «Ноу ски», сказал он буржуям.

Дальше мы, что бы не добивать мои ноги, договорились (о счастье!) с погранцами и на полноприводном «бычке» поехали вниз. В кузове бычка я вспомнил, зачем мужику жопа и испытал гордость за отечественный автопром – очень трясло. Этот зверь пер по таким местам, где я накануне пешком с трудом проходил. Так, раскорячившись как корова в бомболюке из известного фильма, мы за пол-часа добрались до подъемника.

Логичным завершением эпопеи стало отсутствие Шамиля и неработающий лифт. Но это нас уже остановить не могло. Похватав пожитки, мы ссыпались вниз по лестнице. Лось Виталик, поленившись переложить поудобнее рюкзак, сбегал даже два раза. А там за нами приехал Леха и его «ауди».

Остаток дней до отъезда я скотинел на скамейке штрафников в Нарате, поскольку одеть ботинки не было никакой возможности.

Из событий этого периода – приехал Леха Бычков (Саломонщик). Покупал у него лыжи, но ни разу не пересекался в горах. Нереальный чел оказался. Знает какое-то сумашедшее количество песен (около полутора тысяч по его словам), да еще непростых, Шаовских, например. Причем поет, даже если его слушает хотя бы один человек. В крайний день я в тапочках поднялся на подъемнике в Ай (очень удивил канатчиков своими носками, тапочки пришлось везти в руках). Там на посиделках Леха пел военные песни (было уже 8 мая), а под занавес рассказал сказку своего покойного друга про троллейбус. Очень длинная сказка. Вкратце: «раньше все тараканы были белые и пушистые, мордочка остренькая, хвостик кисточкой и все понимали, только говорить не могли». Но в результате проклятия превратились в сотни тысяч маленьких противных тварей. Так вот, если всех их поцеловать, то тараканы опять станут белыми и пушистыми. Любите, короче, природу, мать вашу.

В ночь перед отъездом, как водится, на Чегете пошел снег, утром засыпало поляну и прикрыло выкат. Немного, несколько сантиметров, но приятно, что традиция сохраняется.

Проводили нас без помпы, на обратном пути поставил личный рекорд – доехал до Воронежа в одно рыло, поскольку Виталик жег до крайнего дня. Ничего сложного, как оказалось.

В общем, Виталик не обманул. Майский Чегет – это во всех отношениях необычное мероприятие. Главное его сокровище – это, конечно, люди. Таких бережных, дружеских, братских отношений в другое время не получается. Совершенно разные люди объединяются буквально в семью.  Другой нюанс – ехать туда в мае стоит только уже накатавшись и располагая не менее чем двумя неделями. Время течет там совершенно по-другому, медленно, как кисель. Любая суета выглядит неуместной. И Чегет растворяет тебя до конца, появляется ощущение, что ты был там всегда, что ты местный, свой… А путешествие в Адыр-Су разорвало это медитацию и превратило и так немаленький отдых в маленькую жизнь.

Огромное спасибо Виталику и всем тем, кто прожил эту маленькую жизнь вместе со мной.

 
Последнее обновление — 21 июня 2009 г. в 23:34
Рубрики — Горный экстрим, Фотки
Теги — Адыр-Су, Когутай, , ,

Комментарии (13)

Молодцы! После нескольких постов о Чегете весной и летом появилось желание… Съездить! Только ноги жалко =)

22 июня 2009 г. в 12:01 | Ответить | Постоянная ссылка

Супер отчетище!!!
Но с женой перед отъездом ты, видимо, зря поссорился… ;) ))

22 июня 2009 г. в 12:17 | Ответить | Постоянная ссылка

Дааа, были люди в наше время…

25 июня 2009 г. в 20:58 | Ответить | Постоянная ссылка

Еще хотела спросить: это ты лыжными ботинками так натер или треккинговыми?

26 июня 2009 г. в 13:53 | Ответить | Постоянная ссылка

Лыжными. Придется менять.

26 июня 2009 г. в 21:33 | Ответить | Постоянная ссылка

Брат! А на Когутаи проработали маршрут? Хочу все-таки завершить начатое два года назад восхождение.

30 июня 2009 г. в 11:41 | Ответить | Постоянная ссылка

Да, хотим из Юсенги подняться и сделать спуск на поляну в следующем сезоне. Чтоб всем было видно, какие мы крутые. ))

30 июня 2009 г. в 19:16 | Ответить | Постоянная ссылка

А меня с собой возьмёте? Или это слишком смелый вопрос для женщины??:))))

1 июля 2009 г. в 01:05 | Ответить | Постоянная ссылка

Оль, ты не представляешь, как тебя в хижине не хватало ;)
Этот вопрос в целом и твоя кандидатура, в частности, обсуждался там часа полтора чистого времени. Так что можешь считать, что твое участие согласовано на всех уровнях ))))

1 июля 2009 г. в 13:12 | Ответить | Постоянная ссылка

Доброе слово и кошке приятно, мур, мур. Со спокойной душой уехала в Безенги. По возвращению порадую новым отчётом:)))))

2 июля 2009 г. в 01:16 | Ответить | Постоянная ссылка

Отличный отчёт, супер фоты!!! МОЛОДЦЫ!!

4 июля 2009 г. в 12:53 | Ответить | Постоянная ссылка

Блин, давно я так не ржал! :) Брат, я тобой восхищен! Ощущение, что сам побывал с вами на Чегете! И фоток столько наснимал – на тебя это не похоже :) Короче, респект!

9 июля 2009 г. в 00:53 | Ответить | Постоянная ссылка

to gugu: А ты уже вернулся?

9 июля 2009 г. в 20:50 | Ответить | Постоянная ссылка

Добавить комментарий