Вход Регистрация Забыли пароль?

Как мы ходили на фрирайд. Домбай 2008.

от Брат

Склон был в тени, поэтому фотки мрачные. И не наши.

Однажды, в январе 2008 года, когда случилась в горах великая сушь и снега не было уже месяц, а тот, что был, укатали до состояния бетона, занесла нас судьба, как обычно это с нами случается, на Чегет (о как! Толстой отдыхает). Мединская диктатура близилась к своему концу, разброд и шатание в банде уже набирали силу, поэтому добирались и разъезжались мы частями и кто как мог: кто машиной, кто самолетом. Удача была не на нашей стороне и к концу поездки по разным причинам (травмы, болезни) остались мы с Виталиком вдвоем.

Проехались вечерком по всем злачным местам ущелья, да только безрадостная картина встречала нас: нигде никого. Новогодние посетители уже разъехались, а студентов еще не завезли. Это одиночество, да еще в сочетании с бетоном, ввергли нас в такое отчаяние, что пришла в голову Виталика мысль: «А не посмотреть ли нам Домбай?». Хоть и не слышали мы раньше доброго слова про землю эту, но все хулители говорили, что люди там есть. Вот мы и решили – к людям!

Сели в Дискавери, забросили остатки банды в Минводы и ушли налево, в соответствии с дорожным указателем, на Ессентуки и Карачаевск. Поначалу дорога шла по городам и деревням, потом потихоньку стала забираться в горы, указателей стало меньше, людей тоже. Потом пропало все. Но поворачивать было просто некуда и мы ехали вперед и вверх. Стали вспоминаться рассказы про похищения людей, а также предупреждения балкарцев о том, что с карачаевцами надо вести себя осторожнее (сказано было пожестче, но не хочу давать поводов к межнациональным разборкам J). Реально стало страшновато. Но вдруг дорога вверх закончилась и мы поняли, что забрались на перевал. Описать красоту, развернувшуюся перед нами – не смогу. Фотоаппарата тоже не было, так что рекомендую самим посмотреть. Оно того стоит. Картинка не хуже, чем со скал Пастухова (выше не забирался). Мы до того прониклись, что вылезли из машины и минут десять внимали. Дальше поехали вниз, стали попадаться указатели и деревни, даже склон с безлюдным подъемником. Потихоньку-полегоньку спустились в Карачаевск. Забавный город, там нет уличного освещения. Народ передвигается в свете, идущем из окон домов. Дальше поворот на Теберду, еще немного и мы на месте. Вся дорога  от Терскола составила около 360 км.

Не думаю, что устаревшая информация о Домбае кого-то заинтересует, поэтому вкратце. Расположен курорт компактно, на дне цирка, гостиницы идут вдоль дороги по кругу. Жилье – примерно как на Чегете, чуть дороже. Еда – при сопоставимом качестве тоже чуть дороже, процентов на 30. Но есть пафосные места с дизайном, костюмами персонала и разнообразным меню. Там дороже раза в полтора. Есть бассейны, боулинг, дискотека в которую мы даже не решились войти в чегетском прикиде – треники и майки. Просто заглянули – внутри деффки в мини и на каблуках. На улице – квадрики, лошади. В общем с развлечениями намного лучше дела обстоят. Но соблазны имеют и свою оборотную сторону…

На въезде мы посчитали наши деньги – 28 тыр на двоих. Поскольку планировали быть там три дня – решили, что богаты. Разочарование не заставило себя ждать. Забегая вперед, скажу, что бабло кончилось к вечеру второго дня.

Сразу по приезду увидели машину с воронежскими номерами и отходящего от нее парня, догнали, познакомились. Ребята в командировке, заскочили по дороге катнуться. Посидели, попили. Очень нам помогли потом. Жизнь полна знаков, не пренебрегайте ими, внимательнее смотрите по сторонам!  J

На следующий день – на гору. Зона катания представляет собой один склон, просматриваемый во все стороны, объезжается весь за пару часов с гарантией. Есть интересная дорога вниз по лесу, но снега было маловато. Подъемники разные, есть гондолка, есть четырехкреселка современная. Есть аппараты постарше. Но очередей не было, быстро забрались на гору. Блин – тот же бетон. Покатались, поскоблились по горе – нету кайфа.

А на другую сторону – ущелье Гоначхир, целина, красотища. Но – никаких следов. Пошли искать информацию. Отличие Домбая в том, что дневная тусовка происходит не внизу, а на поляне, расположенной на высадке третьей очереди старой канатки. Мама родная, ну там и публика! Поразила тетенька (весьма, кстати, миловидная) в костюме со стразами и мехом и собачкой под мышкой, которая искала себе инструктора. Каюсь, так поразила, что не успели предложить свои услуги.

Многие туда приезжают просто позагорать, выпить. Так что шалман там еще тот.

Походили мы там, поглядели на инструкторов, решили что от них нам помощь не нужна. Пошли дальше кататься. Увидели парня с нашивкой Альпухи, догнали, разговорились, Володя. Оказалось – гиды есть, на ту сторону водят, но желающих нет. Сделал нам комплимент, что на горе парни заметные, мы поплыли. Договорились на следующий день встретиться, вроде как у ребят еще наклевывались клиенты, можно будет группу собрать. А пока познакомились с напарником – Андреем Железновым.

Еще встретили Серегу Шамова из Фрязино. Оказывается целый автобус с Родины приехал. Сходили с ребятами в бассейн, в баньке попарились. Бассейн, кстати, взрослый, 50-метровый, с вышкой. С нее мы тоже прыгали, при этом Виталику в голову залилась вода, которую мы не смогли вытряхнуть. Воронежский врач тоже. Вылилась сама, ночью, дома, через неделю.

Утром встали пораньше, скатились разок для разминки, позавтракали и пошли на встречу. Группа набралась: нас двое, два бордера из Челябинска и бордер из Рязани. Рязанский сразу производил впечатление: вся снаряга нулевая, полная защита, при том, что он парень не худой, все это на нем в обтяжку. Разговорились – на вопрос как катается – ответил, что два дня катался в Степаново. У чувака оказались масштабные планы на отпуск: фрирайд, хели-ски и восхождение на Эльбрус. Не стали давать оценок, пожали плечами, пошли собираться.

Поднялись на гребень, отошли от станции метров на сто, глянули вниз. Сразу захотелось дать денег, что бы отпустили домой. На таком уклоне снег не может лежать физически!

Спросили Андрюху – сколько народу здесь уже засыпало. Оказалось – никого пока. Очень не хотелось стать первыми. Но было стыдно перед крутыми парнями из Челябинска. Очень уж мы со своей снарягой серьезно выглядели.

Гиды пошли делать тесты, мы привыкали к ситуации, травили байки про нашу фрирайдерскую жизнь. Снег признали устойчивым, деваться стало некуда. Краткий инструктаж, проверка биперов, вперед. Андрей уехал, следующим после недолгой ругани и перепихиваний поехал Виталик. И разбирается на первом же повороте! И это после рассказов как мы там, на Чегете..!

Зрелище было душераздирающим. Такой испуганной рожи я у Виталика не видел никогда. Да и никто, я думаю, не видел. Было от чего. Уклон градусов 60 – 70, лыжа отстегнулась и потерялась, при этом ощущение, что сейчас все оторвется и поедет, а лететь километр… Как Виталик искал лыжу – кино надо было снимать. Наст потрескался плитками и Виталик двумя руками берет плитку, медленно приподнимает краешек, пытается нагнуться и заглянуть под нее, бережно кладет на место, берет следующую… К счастью лыжа была рядом. Дальше был трюк, который никто из нас впоследствии повторить не смог. Он взял лыжу рукой и на весу одел ее на ботинок. Рукой! Весь это экшн я наблюдал с дистанции метров пять. И лицо Виталика никогда не забуду.

Потом раскорячившись скатился я. Ни о каких дугах ессно речи не шло, устоять бы на ногах. Устоял. Дальше пошли бордеры. Один челябинец ехал, второй ехал плохо, рязанский катился. Кубарем. Стоять под ним было не просто страшно, я даже слова не подберу, не ссыкотно, а скорее сракотно.

Склон в ущелье Гоначхир представляет собой ровное поле с постепенным выполаживанием и перепадом около километра. Весь этот перепад рязанский кувыркался, делая остановки только по требованию гидов. От него валил пар, несмотря на мороз под 20. Костюмчик был ему маловат и сзади торчало верхнее полужопие, облепленное снегом. Оно также дымилось.

Нам тоже доставалось, никак не могли вкатиться. Пуховик Виталика сначала пропотел насквозь, а потом замерз. Где-то посередине склона Виталик озверел от локальных неудач и пошел ва-банк. Я в это время вылезал из снега после очередного падения, случайно повернулся назад и увидел ЭТО. Выпучив глаза так, что их было видно из-под маски,  раскидав руки в стороны, на меня летел всадник Апокалипсиса. Такой толстый крест цвета какашки в задней стойке. Не поверите, его покеты касались снега участком сантиметров в 20-30 на пятках. Все остальное парило в воздухе. Не размениваясь на дуги, тело уверенно набирало скорость. Поле плавно переходило в лес. Я начал считать, сколько нам предъявят за несанкционированную просеку в заповедном лесу. Не представляю, как ему удалось остановиться. Кое-как я сполз за Виталиком и мы стали ждать бордеров. Ждали долго. Андрей даже стал нервничать. Сказал, что такой группы у него еще не было.

Наконец собрались, вошли в лес. Тут рязанский погиб окончательно. Он снял борд и стал кувыркаться отдельно от него. А лес был прикольный, с поваленными стволами, по которым тоже можно кататься, перепаду метров 800. Снега было маловато и приходилось беречь лыжи, но удовольствие все-равно получили огромное. Андрей поразил – он шел на старых «Готамах», а весу в нем килограмм 60 с небольшим. На вопрос, как он с ними справляется, ответил: «А я с ними не борюсь, еду туда, куда они тащат».

Внизу нас уже поджидали лесники на уазике. Андрей долго с ними перетирал, несмотря на то, что все бумаги были у него оформлены. Кто нас им сдал – непонятно. Но ситуация явно ими мониторится, так что лучше этим вопросом (документами) не пренебрегать. Или закладывать в смету штраф.

В ущелье брошенные постройки советских времен в отличном состоянии – сколько всего было понастроено!

На выходе нас подобрала машина и отвезла в поселок. Весь маршрут занял четыре с половиной часа. На вопрос, какие дальше приключения – рязанский признал, что чутка погорячился и что хели-ски, а тем более Эльбрус, подождут.

Когда мы отметили наше путешествие, деньги неожиданно закончились и мы пошли продавать лыжи Виталика. Но никто не хотел покупать. К счастью, удалось занять денег у воронежских парней. Всего пять тысяч, поэтому следующий день мы вели себя скромно и скучно. Сидели на поляне, ели, пили, разговаривали. Краснодарские девчонки – просто чудо как хороши   J.

Следующим утром Виталик отвез меня на трассу Ростов – Минводы, я взял такси и поехал направо, в аэропорт. А он поехал налево, в Воронеж.

Через год Андрей Железнов погиб на хели-ски в Киргизии. Лавина. А Серега Шамов разбился на машине недалеко от Домбая, влетел под Камаз. Хорошие были парни.

Вот такая грустная история.

 
Последнее обновление — 12 февраля 2010 г. в 20:52
Рубрики — Горный экстрим, Фотки
Теги — Домбай
30 Seconds to Mars – Kings and Queens

Комментарии (1)

«…при этом Виталику в голову залилась вода, которую мы не смогли вытряхнуть. Воронежский врач тоже. Вылилась сама, ночью, дома, через неделю…» Да, Брат, ты, как всегда, неподражаем!.. :)

12 февраля 2010 г. в 20:51 | Ответить | Постоянная ссылка

Добавить комментарий

Необходимо войти, чтобы добавить комментарий.